Tag Archives: Link Bracelet

Иностранный агент

Иностра́нный аге́нт (также зарубе́жный представи́тель) — лицо (физическое или юридическое), представляющее интересы доверителя за рубежом. В законодательствах ряда стран иностранными агентами называются лица или организации, занимающиеся внутриполитической деятельностью по поручению иностранного государства; на деятельность таких иностранных агентов налагаются ограничения.

Термин покрывает очень широкий круг значений, однако из-за того, что иностранными агентами называют также и шпионов, словосочетание «иностранный агент» в русском и английском языках имеет негативный оттенок. Такого оттенка нет у словосочетания «зарубежный представитель».

В США первый соответствующий закон был принят в 1938 году под названием «Акт о регистрации иностранных агентов» (en:Foreign Agents Registration Act, FARA). Закон требует, чтобы иностранные агенты, представляющие в американской политике иностранные правительства, а также зарубежные физические и юридические лица, раскрывали свои занятия и источники финансирования. Иностранным агентом (по состоянию на 2013 год) считается лицо (физическое или юридическое), которое действует «по приказу, по просьбе, под руководством или под контролем иностранного принципала» и при этом занимается «политической деятельностью в интересах иностранного принципала». Целью законa является облегчение «оценки правительством и американским народом заявлений и действий таких лиц». Под политической активностью понимается деятельность, направленная на изменение позиции федерального правительства США или «любой части населения» по поводу внутренней или внешней политики США или по отношению к иностранному правительству или политической партии.

Из закона сделано исключение для общественных организаций («чья деятельность носит… религиозный, академический, научный или художественный характер»), для тех, чья «деятельность служит главным образом не иностранным интересам» и СМИ, которые по крайней мере на 80 % находятся во владении американских граждан, руководство которых состоит из американских граждан, и которые при этом не находятся под контролем других иностранных агентов. Бремя доказательства того, что организация подпадает под исключение, лежит на самой организации (или физическом лице).

В частности, американское отделение телеканала “Россия Сегодня” не подпадает под действие FARA: “RT America formally disassociates itself from the Russian Government by using a Moscow-based autonomous nonprofit organization to finance its US operations. According to RT’s leadership, this structure was set up to avoid the Foreign Agents Registration Act and to facilitate licensing abroad. Simonyan said that RT America is not a “foreign agent” according to US law because it uses a US commercial organization for its broadcasts”. В этой связи Майкл Макфол предложил закрыть эту “дыру” для некоммерческих организаций.

Закон, в частности, запрещает распространение «любых информационных материалов … в интересах … иностранного принципала» без помещения «на видном месте» заявления о том, что материалы «распространяются агентом от имени иностранного принципала».

За реализацию закона отвечает специальное подразделение в контрразведывательной секции отдела национальной безопасности Министерства юстиции США. По состоянию на 2007 год, в Министерстве юстиции зарегистрировались около 1700 лоббистов из более чем 100 стран. За нарушение этого закона возможно наказание вплоть до 5 лет тюрьмы.

Закон вводился прежде всего в целях борьбы с пропагандистской деятельностью пронацистских организаций накануне Второй мировой войны. Ряд послевоенных поправок, особенно поправки 1966 года и последующие, изменили понимание FARA large lint shaver, превратив его из инструмента борьбы с пропагандистской деятельностью в инструмент борьбы с лоббированием иностранных экономических и собственно политических (государственных) интересов в Конгрессе. Это было достигнуто, прежде всего, тем, что закон сосредоточился на агентах, работающих «в интересах или от имени» конкретного «иностранного принципала» — то есть для осуждения по закону следует доказать, что организация защищает конкретные интересы конкретного субъекта. После принятия Закона о лоббизме 1995 года, закон был сужен и касается теперь лоббистов, отстаивающих политические интересы иностранных правительств, тогда как экономические лоббисты регистрируются в соответствии с законом о лоббизме.

По мнению министерства юстиции США, деятельность иностранных агентов в США также ограничена следующими законами и распоряжениями президента:

Некоторые законы расширяют список исключений для иностранных агентов:

С 1939 по 1992 год по нарушениям закона было возбуждено 85 дел.

Поправки 1966 года настолько увеличили бремя доказательств, которое возлагается на прокурора, что сделали уголовное преследование по нему крайне затруднительным: с 1966 г. по 2011 гг. не было ни одного успешного уголовного преследования по нему и только 3 раза выносилось обвинительное заключение. Без судебных последствий остались даже такие откровенные и вопиющие факты, как финансирование посольством шахского Ирана про-шахских демонстраций во время визита президента Картера в Тегеран.

По состоянию на 1998 год, последние четыре возбуждённых дела против иностранных агентов характеризовались миллионами долларов, полученных от спонсоров, и доказательствами умысла (дела en:Tongsun Park, демонстрации в поддержку шаха Ирана, дело МакГоффа (лоббирование в пользу Южной Африки), дело Закхема (лоббирование в пользу Кувейта).

В 2012 году был осужден на два года глава неправительственной организации «Кашмирско-американский совет» Сайед Гулям Наби Фай (en:Syed Ghulam Nabi Fai), организация которого, как было установлена, через подставных лиц систематически финансировалась Межведомственной разведкой Пакистана.

Порогом для возбуждения уголовного дела по FARA является наличие оснований полагать, что нарушение закона носит масштабный характер и у обвинения есть тому достаточные доказательства. В процессах, возбужденных после 1966 года, фигурировали миллионные суммы иностранных субсидий, а в единственном на 1998 год деле, увенчавшемся обвинительным приговором, были доказанно замешаны иностранные спецслужбы.

По данным Министерства юстиции в 2014 году на территории России действовало 4108 НКО, получивших иностранное финансирование на общую сумму свыше 70 млрд рублей. 52 из этих организаций было зарегистрировано в качестве «иностранного агента».

29 июня 2012 года был внесён законопроект и 13 июля 2012 года Госдума приняла поправки (ФЗ N 121-ФЗ от 20.07.2012) к закону «О некоммерческих организациях». В соответствии с этим законом статус иностранного агента получили российские некоммерческие организации (НКО), которые:

Понятие «иностранный агент» не распространяется на:

Согласно закону, иностранные агенты должны зарегистрироваться как таковые в Министерстве юстиции и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в Интернете.

Российские законы также запрещают финансирование избирательных кампаний с помощью:

25 ноября 2014 года президент РФ Владимир Путин подписал закон, запрещающий российским партиям совершать сделки с иностранными государствами, международными организациями и общественными движениями, выполняющими функцию иностранного агента НКО, а также российскими юрлицами с иностранным участием более 30 % уставного капитала.

Исключения, прописанные в законе, не помешали прокуратуре направлять требования о признании себя иностранным агентом благотворительным и общественным организациям, в частности, «Помощи больным муковисцидозом» (под давлением общественности предписание через неделю было отозвано), «Муравьевскому парку устойчивого природопользования», занимающейся охраной даурских и японских журавлей и дальневосточных аистов в заказнике «Журавлиная родина», по мнению радио «Свобода», с проверками в рамках выявления иностранных агентов пришли к «Союзу охраны птиц России», действующему в Саратовской области (председатель самого Союза не связывает беседы с властями «с теми проверками НКО … о которых так много говорят»).

В конце июня 2013 года первой зарегистрированной организацией стало некоммерческое партнерство «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ». Ассоциации «Голос» и её исполнительному директору были назначены административные штрафы в 300000 рублей и 100000 рублей соответственно. В вину был вменен всего один эпизод — присуждение международной премии (от которой Ассоциация отказалась). Оба постановления об административном наказании вступили в законную силу и были отменены Московским городским судом по ходатайству Уполномоченного по правам человека в РФ, а дело об административном правонарушении прекращено.

Рядом представителей российской и зарубежной общественности российский закон был расценен как атака на структуры гражданского общества, с целью их дискредитации и создания юридических предпосылок для их преследования. В связи с этим обращается особое внимание на крайне широкое определение понятия «политическая деятельность» в тексте закона. Закон рассматривается в контексте общей системы мер, направленных на подавление протестной активности российского общества.. Так, британский еженедельник The Economist утверждает, что использование термина «иностранный агент» является попыткой со стороны властных кругов России взять под свой контроль гражданскую активность в российском обществе. Именно для этого, по мнению журнала, независимые общественные организации получили клеймо «иностранные агенты» Link Bracelet. Издание пишет:

Новый закон определяет любую общественную активность как политическую, и требует, чтобы независимые неправительственные организации, получающие деньги из-за границы, были заклеймены как «иностранные агенты», — выражение, несущее ясный оттенок предательства.

Its new law defines any civil or public activity as political and demands that any independent NGO receiving foreign money be stigmatised as a “foreign agent”, a phrase that has clear connotations of treachery.

Сторонники закона утверждают, что он полностью воспроизводит положения американского закона FARA, из чего, по их мнению, следует соответствие российского закона международным демократическим нормам.

Как отметил Сергей Марков, политолог, член Общественной палаты, проректор РЭУ им. Плеханова:

В связи с принятием в России закона об «иностранных агентах», Русская служба Би-би-си отмечает, что представители российских властей в своих выступлениях нередко заявляют о том, что протестные настроения в России якобы поддерживаются на иностранные деньги.

Посол США в Российской Федерации Майкл Макфол отрицает наличие такой поддержки со стороны правительства США. В своем микроблоге от 8 июня 2013 посол заявил:

Мы никогда не финансировали российскую оппозицию

5 сентября 2013 г. уполномоченный по правам человека В. П. Лукин направил в Конституционный суд России жалобу на закон об иностранных агентах, положения которого могут, по его мнению, противоречить конституции России.

В своей жалобе Лукин, в частности, заявил следующее:

Положения [закона], в которых даются определения «иностранный агент» и «политическая деятельность», политически и юридически неконкретны.

КС счел оспариваемые нормы законодательства о некоммерческих организациях соответствующими Конституции Российской Федерации, но предусмотренный КоАП размер штрафов для физических и юридических лиц нашел противоречащим Конституции, поскольку тот не позволял назначить наказание ниже низшего предела. Судья В. Ярославцев высказал по делу особое мнение, считая и другие положения об «иностранных агентах» антиконституционными.

2 апреля 2013 года в интервью немецкому телеканалу ARD Президент Путин заявил no bpa water bottles, что на территории Российской Федерации продолжают действовать 654 неправительственные организации, финансируемые из-за рубежа. Только за четыре месяца после принятия закона на счета этих организаций, по словам В. В. Путина из-за границы поступило 28,3 млрд рублей, в том числе 855 млн рублей — через дипломатические представительства

Заявление Президента Российской Федерации вызвало возмущение некоторых российских НПО (в основном правозащитных). Они указали, что НПО ведут свою отчетность открыто и подобных сумм в их документах нет. Иностранное финансирование таких крупных правозащитных НПО, как «Московская хельсинкская группа» и ассоциация «Голос», находится в пределах нескольких миллионов рублей за год. В связи с этим российские НПО обратились к Путину с требованием опубликовать список организаций, якобы получивших из-за рубежа миллиард долларов за 4 месяца.

21 мая 2013 Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, в своем выступлении в Госдуме резко осудил российский закон «об иностранных агентах». Назвав слова «иностранный агент» ярлыком, Ягланд указал на негативное восприятие этого выражения в разных языках, но в русском языке — особенно. В этой связи Генеральный секретарь, в частности, сказал:

Защита прав человека, демократических свобод не должна расцениваться как политическая деятельность … Этот закон провоцирует недоверие ко всем НКО

Отвечая на вопросы депутатов Госдумы, Турбьёрн Ягланд указал, что все должны исполнять закон, но имеют право его оспаривать, «особенно если он противоречит международным обязательствам страны»..

Совет Европы даёт следующие рекомендации по вопросам участия НПО в политической жизни и финансирования политических кампаний:

Рекомендации Совета Европы по предотвращению коррупции в избирательном процессе предлагают государствам-участникам «ограничивать, запрещать или регулировать зарубежные пожертвования».

Комментируя эти рекомендации, Ингрид ван Бизен иллюстрирует их полезность на примерах финансирования коммунистических партий Советским Союзом и антикоммунистических движений — ЦРУ в годы Холодной войны. Она отмечает, что в последнее время зарубежное финансирование политических партий проводится через фонды и исследовательские институты, которые в свою очередь часто получают финансирование от иностранных государств с целью поддержки «политиков и партий в тех странах, где демократические институты неразвиты» (по её мнению, в странах с неразвитым гражданским обществом зарубежное финансирование может играть позитивную роль).

В начале 2014 года на Украине были приняты законы, которые определили иностранного агента как общественное объединение, которое получает финансирование от иностранных государств, зарубежных и международных неправительственных организаций, а также физических лиц, не являющихся гражданами Украины и принимает участие, в политической деятельности на территории Украины. Согласно закону, иностранные агенты должны были зарегистрироваться, получаемые ими средства должны были облагаться налогами на прибыль. В феврале 2014 года соответствующий закон был отменён.

Cerro de la Monja (berg i Spanien)

Cerro de la Monja är ett berg i Spanien. Det ligger i provinsen Provincia de Almería och regionen Andalusien, i den sydöstra delen av landet, 300 km söder om huvudstaden Madrid. Toppen på Cerro de la Monja är 1 104 meter över havet, eller 124 meter över den omgivande terrängen. Bredden vid basen är 1,5 km.

Terrängen runt Cerro de la Monja är varierad. Den högsta punkten i närheten är Puntal del Morral, 2&nbsp cheap football socks for sale;040 meter över havet Link Bracelet, 8,2 km nordväst om Cerro de la Monja. Runt Cerro de la Monja är det ganska glesbefolkat, med 24 invånare per kvadratkilometer. Närmaste större samhälle är Velez Rubio, 6,3 km nordost om Cerro de la Monja. Omgivningarna runt Cerro de la Monja är i huvudsak ett öppet busklandskap. I trakten runt Cerro de la Monja finns ovanligt många namngivna berg.

Ett kallt stäppklimat råder i trakten. Årsmedeltemperaturen i trakten är 18 °C. Den varmaste månaden är juli, då medeltemperaturen är 30 °C, och den kallaste är december, med 6 °C. Genomsnittlig årsnederbörd är 455 millimeter. Den regnigaste månaden är november, med i genomsnitt 66 mm nederbörd, och den torraste är juli, med 6 mm nederbörd.

Gelderse Broederstrijd

De Gelderse Broederstrijd (ook wel ‘Broeder en burgertwist’) was een elfjarige oorlog (1350-1361) tussen de broers Reinoud III van Gelre en Eduard van Gelre over wie zich rechtmatige heerser van het hertogdom Gelre mocht noemen. De broers werden sterk beïnvloed door de ridderschap, met in het bijzonder twee adellijke families football shorts and socks, Heeckerens en Bronckhorsten, die een grote haat voor elkander koesterden, wat een grote impuls gaf aan deze oorlog.

De oorlog werd op 23 mei 1361 (op Urbanusdag) beëindigd met de Slag bij Tiel waar Reinoud III van Gelre gevangen werd genomen.

Reinoud III en Eduard waren zoons van hertog Reinoud II van Gelre en Eleonora van Engeland. Eleonora werd tijdens haar huwelijk verstoten door Reinoud II, vanwege haar vermeende melaatsheid. Op een dag besloot zij haar man Reinoud II op het Valkhof in Nijmegen te bezoeken, daar ontkleedde zij zichzelf om te tonen dat ze geen melaatse was, vervolgens zou ze voorspeld hebben dat haar man een vreemde dood zou sterven en hun zonen om de titel van hertog zouden strijden.

Dit alles kwam,uit Link Bracelet, maar zal niet de ware reden zijn geweest voor deze oorlog. Rond 1350 kwamen de diverse partijstrijden bovendrijven, gedeeltelijk zou dit gekomen zijn door de steden die veel bestuursrechten kenden en partijdigheid vormden. In Holland en Zeeland werd deze partijstrijd de Hoekse en Kabeljauwse twisten genoemd, In Gelre zou het vernoemd worden naar twee riddergeslachten die elkaar haatten de Bronkhorsten en de Heeckerens how do you tenderize meat. De strijd zou begonnen zijn nadat de heer van Bronkhorst bezittingen van de Heeckerens in het Oversticht in brand had gestoken.

Rond 1349-1350 zoekt Reinoud III steun bij de Heeckerens omdat hij te veel onder de invloed van de Bronkhorsten staat, tegelijk zoekt zijn jongere broer Eduard naar middelen om eigen grondgebied te vergaren, hij krijgt de steun van de Bronkhorsten, het gevolg was een broederstrijd.

Reinoud III werd van 1361 tot 1366 opgesloten in Kasteel Rosendael en van 1366 tot 1371 opgesloten op Kasteel Nijenbeek. Eduard bestuurde Gelre van 1361 tot 1371 zelfstandig, totdat hij overleed met de Slag bij Baesweiler in 1371. Reinoud III werd vrijgelaten omdat Eduard geen opvolgers had, echter overleed Reinoud drie maanden later.

De erfopvolging werd betwist door de twee halfzusters van de broers uit het eerste huwelijk van hun vader: Mechteld die na drie huwelijken kinderloos was, en Maria die gehuwd was met met hertog Willem II van Gulik (1361-1393) en aanspraak maakte ten gunste van hun toen achtjarige zoon Willem III. Dit leidde tot de eerste Gelderse successieoorlog. Deze strijd werd gewonnen door Maria van Gelre, die haar zoon Willem als Gelre’se troonopvolger aanwees.

14–24 Castle Street (Dumfries)

Unter der Adresse 14–24 Castle Street in der schottischen Stadt Dumfries in der Council Area Dumfries and Galloway befindet sich eine Reihe von Wohngebäuden. 1961 wurden sie als Einzelwerk in die schottischen Denkmallisten in der höchsten Denkmalkategorie A aufgenommen. Des Weiteren bilden sie zusammen mit verschiedenen umliegenden Bauwerken ein Denkmalensemble der Kategorie&nbsp Link Bracelet;A.

Architektonisch weist der Straßenzug Ähnlichkeiten mit der Forth Street in Edinburgh auf. Wie in dieser wurden die Gebäude wahrscheinlich von dem schottischen Architekten Robert Burn 1806 entworfen. Sie entstanden jedoch wahrscheinlich größtenteils erst nach Burns Tod 1815. Auf einer Karte aus dem Jahre 1819 sind bereits alle Gebäude verzeichnet.

Die Hausnummern 14 bis 22 sind weitgehend identisch aufgebaut. Es handelt sich um zweistöckige Gebäude mit ausgebauten Dachgeschossen, die sich in geschlossener Bauweise entlang der Nordseite der Castle Street ziehen. Mit Ausnahme von Haus Nummer 24, das fünf Achsen weit ist, sind die südwestexponierten Frontseiten drei Achsen weit. Die Eingangstüren befinden sich links (bei Nummer 24 mittig) und sind über kurze Vortreppen mit gusseisernen Geländern zugänglich. Die Eingangsbereiche sind mit Rundbögen und halbrunden Kämpferfenstern gestaltet. An den Häusern Nummer 16 und 22 sind noch die ursprünglichen, ornamentierten Fenster erhalten. Flankierende Pilaster tragen schlichte Gesimse. Entlang der verputzten Fassaden verläuft ein schlichtes Gurtgesims. Aus den schiefergedeckten Satteldächern treten an zwei Häusern polygonal abschließende Gauben hervor.

Koordinaten: